Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных



Если ты не можешь быть один, это означает только, что тебя нельзя посчитать.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:20 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Однажды, неожиданно для всех, моя подруга отправилась в путешествие на маленьком катамаране под алыми парусами. Капитан судна, храбрый челябинец Владимир, каждое лето собирал большую часть своего катамарана из подручных средств, привозя с собой только надувные гондолы и паруса. Команду он тоже набирал по ходу дела и в этот раз решил взять с собой мою Свету. Я без нее быстро заскучала, слонялась по Острову неприкаянной тенью и даже сумела преодолеть свою лютую стеснительность и напроситься матросом на другую яхту, к совершенно незнакомому мне капитану. На второй день путешествия мы высадились на необитаемый заповедный остров, переночевали там и утром снова вышли в море. Ветер был очень слабый, поэтому наш бравый капитан вручил мне руль, сказал: "Держи курс на Солнце" и уснул. Я прилежно выполняла эту инструкцию в течение нескольких часов и разбудила капитана, только увидев вынырнувшую из тумана землю. Подойдя ближе, мы поняли, что вернулись в ту же самую бухту, где провели ночь. В ту же бухту. Через четыре часа плаванья. С тех пор я официально объявлена худшим рулевым Вселенной.
Решив воспользоваться случаем, мы высадились на берег, пообедали и снова вышли в море, где нас встретили мужики на моторной лодке. Сначала они подарили нам двух маленьких акул, а потом стали засыпать вопросами, становясь с каждой секундой все подозрительнее. Закончилось это тем, что они взяли нас на буксир и поволокли зачем-то на берег, все к тому же острову. Высаживаться в полюбившейся нам бухте они не стали, а пошли дальше, к песчаной косе. На берегу стоял катамаран с алыми парусами.
- Володя! - хором закричали мы и замахали руками. С берега в ответ донеслись приветственные звуки.
- Это что, ваши знакомые, что ли? - поинтересовались мужики, как-то разом теряя ход и решительность.
- Ага, - обрадованно закивали мы. - Из Челябинска.
- Как дошли? - спросили мужики совсем уже тихо.
- Северным морским путем!
Мы приукрасили действительность, конечно, зато мужики он нас наконец-то отцепились и умчались вдаль, а мы высадились на берег и накормили Свету с Володей подаренными акулами.

08:56 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Когда-то не так уж и давно мы учились в универе и все каникулы проводили на Острове. И вот одним жарким августовским днем нам жутко захотелось мороженного. В островных магазинчиках, количеством две штуки, мороженное не продавалось из-за почти полного отсутствия электричества и, соответственно, холодильников. Ближайший магазин, торгующий вожделенным продуктом, находился на соседнем острове, отделенном от нашего километровым проливом. Нас, совершенно одичавших за летние месяцы, было сложно этим напугать, поэтому мы соорудили на голове высокие хвосты, воткнули в них свернутые трубочкой деньги и как были, в платьях (в том году мы часто ходили по Острову в вечерних платьях, а наиболее распространенными обращениями были обращения "Сэр" и "Леди"), отправились переплывать пролив. По дороге туда все было хорошо: мы дошли до магазина, набрали кучу мороженного, вернулись с ним обратно к морю и тут поняли, что туман сгустился так, что нужного нам берега не видно даже приблизительно. Мы ненадолго задумались, напихали мороженное в декольте и решили плыть прямо. Это сработало: к середине пролива мы увидели знакомые очертания Острова и успокоились. Вдруг из тумана появилась резиновая лодка с тремя гребцами на борту. По их разговорам нам стало ясно, что они заблудились. Кричать в воде, да еще с полным декольте мороженного, не слишком удобно, поэтому мы решили просто подплыть к лодке и объяснить мужикам где они находятся. Не тут-то было: увидев нас, мужики издали нечленораздельный возглас и что было сил погребли обратно.
Через пару лет, на том же Острове, но уже зимой, друг Коля рассказывал страшную историю о том, как его отчим пить бросил: "Гребем мы, заблудились уже совсем, а тут, из воды - русалки, все в золоте... "
- Золота на нас не было, - скромно говорю я. - Мы по серебру больше. Но, в целом, все верно.

@темы: Преданья старины и надо ж так нажраться

08:30 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Масленица же!
Была. Давно. Но я забыла выложить традиционное фото.

@темы: о том, как я бываю

09:03 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
удивительно вдруг на работе услышать доносящуюся с улицы любимую песню. если кто-то хотел сделать мне приятно, то у него это получилось.

08:43 

небесный фестиваль поэзии разных Миров

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
И все, чем смерть жива и жизнь сложна, приобретает новый, прозрачный, очевидный, как стекло внезапный смысл

Только закрыв глаза
на границе между Миром
и грудой его веселых обломков,
из которых складывают сновидения,
можно вспомнить, что Тень твоя – ветер.
Дует над степью, заросшей черной лиловой
белой колючей сияющей красной
горькой на вкус выгоревшей живой
неназываемой непостижимой,
а все-таки просто травой,
на краю того Мира, что ты никогда не увидишь,
даже если откроешь глаза.


Когда я умер
в городе, где хрустальные лестницы
соединяют небо с землей,
а в реках живут золотоглазые отражения
тех, кто хотя бы однажды сидел у воды,
многие плакали,
когда я
умер,
открыл свои золотые глаза
в городе, где только дожди
соединяют небо с землей,
а в реках живут молчаливые рыбы.
Никто здесь не плачет,
говорят мне: «Хорошее утро»,
думают,
я проснулся
дома.

– Сбиться с дороги —
это слиться с метелью,
а слиться с метелью —
это двадцать столетий пасти могильные травы

Смерть – это трава,
которая прорастет сквозь твои руки
в тот день, когда ты вспомнишь,
что смерти нет
М. Фрай

@темы: как спеть дорогу

04:39 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
И вот уже новая зима. И я теперь никакая не одна. Не такая смелая, быть может, крепче связанная в собственной голове. Но теперь я знаю, что могу что-то поменять, сама, без чужой помощи и даже советов.
Я заразна своими мечтами. Мои песчаные замки стоят нерушимо, словно бы отлитые из бетона. Я слишком много хочу, поэтому вряд ли всего добьюсь. Но это неважно. Большинство моих проблем проходи оттого, что я о них забываю.

Хочу мыльных пузырей на правой ноге.

04:28 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!

04:16 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Переплещется с тихим шелестом
я хочу, чтоб меня не видели
чтобы в сонме болотной нечисти
за свою принимали жители
теплых трав и осколков зеркала,
что на небо глядело. слышало
всё, дождя напивалось терпкого.
испытав наслажденье высшее
отражало лишь небо синее,
или черное, или блеклое
и разбилось. в пылинки инея
разлетелось большое зеркало.
слово "вечность" давно уж собрано
и осколок стекла заляпанный
растворился, расплылся поровну
напитал собой мои запахи.
я пока среди вас приезжая
в голове моей мысли разные,
только зеркало неизменчиво
это значит - со всеми сразу я
и по крышам могу и по полю
переплясывать, колесом ходить
лишь такой бывать, как сама люблю,
только дайте себя мне выпустить.

09:11 

Еще не масленица, но уже почти

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!


что-то прошел год, а я все в той же позе. и в той же юбке. кстати, но в этот раз я наконец ее прожгла)

05:19 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Полные ладони ветра
Как дойти, не расплескав?
Донести, назло запретам
До полей дремотных трав.
Выплеснуть с глубоким вздохом
Пусть летит за горизонт.
Сорванным чертополохом
К небу ветром унесен
Ты глаза закрой, отдайся
Нашей яростной любви
Ты умрешь, не сомневайся -
На земле. Летя живи.

17:24 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Твои глаза за девять тысяч километров,
Лицом на запад. На дороге снег.
А здесь листва кружится теплым южным ветром
Красиво. Но, выходит, не для всех.

У этой осени кошачие повадки.
По ветру полетит кленовый лист,
Туда, где боинг совершил посадку,
Но листьям не догнать железных птиц.

Я выйду на крылечко ранним утром,
В лучах рассвета кофе растворю,
В душе бардак. Какая уж тут мудрость?
Сама не понимаю, что творю...

Я протяну ладонь повыше к солнцу,
В руке сжимая огненный листок:
"Лети к нему. Надеюсь, он вернется,
И передай, что он не одинок."

@темы: о том, как я бываю

17:16 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Я не кричу - это ветер проносится мимо
Голых камней, солнцем выжженных зубчатых скал
Только на день, один раз мимоходом любимых
Если честней - навсегда,
но такая тоска
не покидает, но греет, как каждое место,
что повезло мне увидеть и вскользь полюбить
Вскользь? Обещала быть, кажется, честной...
Раз обрести и уже никогда не забыть.

Глубокие гроты, холодные воды
не то, о чем можно слагать баллады
когда все на взводе, травлю анекдоты
Опять не до смеха - не бьют, и ладно.
Холодные руки, усталые пальцы,
Ослабишь вниманье - на дно морское
Уйдешь беспощадно немым скитальцем,
Ведь море-то это зовет любовью...

Я не молчу - говорю, сколько хочется слушать
Если пою, голос выше и выше звенит,
Знаю, у каждого места есть уши
Скалы здесь эхом меня норовят подбодрить.
Я не срываюсь в ущелье, не прыгаю в пропасть.
Помню о слабостях тела, пределах прыжка,
Но, испытав не вполне объяснимую гордость,
Все ж выхожу за предел своего тупика.

Я не умею летать - это, кажется, горе.
Значит, мой путь будет в несколько раз тяжелей.
Знаю лишь, что ожидает в конце меня море
Глубже, бескрайней, чем все из возможных морей.

Глубокие гроты, холодные воды
не то, о чем можно слагать баллады
когда все на взводе, травлю анекдоты
Опять не до смеха - не бьют, и ладно.
Холодные руки, усталые пальцы,
Ослабишь вниманье - на дно морское
Уйдешь беспощадно немым скитальцем,
Ведь море-то это зовет любовью...

@темы: Однажды в шторм..

07:16 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Память-полынь, дивные дни холодных дождей. Ты мерзнешь, девочка? Тебе тепло? Да бог с тобой, жива ли ты?
Нет ответа. Нет ответа, есть только запахи, бесконечные запахи мокрых вещей, мокрой земли, мокрого тела, простуды, апатии...и вот уже ты лежишь в море, глядя в небо, а в глаза твои идет дождь, и даже если глупые метеорологи скажут, что он закончился, ты-то знаешь - он навсегда останется в твоих глазах.
Так лежи и смотри и плачь, бесконечно плачь каплями дождя, который продлиться ровно столько, сколько еще будет идти по дороге в туман тот единственный человек, что может остановить эти слезы. Плачь, девочка и думай, что дождь - это ты. Что все из-за тебя. Что он будет длиться, пока тебе плохо. Я тоже думала так когда-то. Для того, чтобы понять, что ты есть на самом деле, перестать сыпать в глаза людей сарказмами и высокомерием, надо сначала осознать свое всемогущее, бесконечное величие, а потом потерять все.
Сначала вырасти крылья - сквозь кожу, через боль. Потом сломай. И только тогда нам с тобой будет о чем поговорить.
Я жду вашего возвращения с бутылкой коньяка, горячим чайником, маслами для ингаляций и кучей пледов. Я надеюсь только на то, что вы хоть что-то поняли в этом бесконечном, изматывающем дожде.
Я не люблю слабых.

@темы: Однажды в шторм..

04:16 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
А на Острове цветет сакура...

09:02 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Внезапно в голове рождаются воспоминания. Заклинание и пассы, его сопровождающие – детская игра, как бы ни так! Теперь в моей голове куча слов, могу такое обоснование под эти жесты подогнать – закачаешься! С текстом заклинания сложнее, но, думаю, лишь потому, что мне неизвестны другие языки. Еще лет двадцать, глядишь, и их растолкую. Вряд ли постигну мрировую истину, а вот о тщетности бытия задумываться времени не останется…

@темы: о том, как я бываю

15:54 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Поняла вдруг, как это прекрасно: я всегда буду сидеть там, на камне, с гитарой, смотреть на море. Даже если зима, работа, пять свитеров и хочется только горячего чаю, я все равно сижу там, не уходя ни на секунду, каждый миг. Пусть только на фотографии, зато - всегда.

Скоро май, и я возьму на Остров гитару. И уж конечно же, несмотря на холодную еще воду, заберусь на этот камень и буду петь песни. Чего ж мне еще?

06:54 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Остров сводит с разными людьми. Мы легко сходимся и легко - вроде бы - расходимся, но некоторые оставляют в сердце кусочек чего-то своего, тёплого и пушистого, и так хочется увидеть их снова...
Инка-Ключик, золотой лучик. Мы так и не успели подружиться, только проникнуться взаимной симпатией, глубокой, с первого взгляда, но робкой и оттого стеснительной. Инка - автостпщица, вольный ветер, то, чем мечтаю быть я, но почему-то не бываю. Я сама выбрала себе эту судьбу, решила, что круто поверну ее сознательно и чуть позже, хватило бы пороху... Не хватит - попрошу помощи. Хоть у той же Инки.
Инка живет в Белоруссии, хотя сейчас, кажется, в Питере, а может, и вовсе в Омске. У нее рыжие волосы и зеленые глаза. Когда я, с рюкзаком, свежегородская, вырвалась на Остров чуть ли не на больничный, Че завел меня в дом, приговаривая:
- Мара, я хочу познакомить тебя с Инкой, вы с ней очень похожи.
Девушка, жарящая блины, обернулась и уставилась на меня. Несколько секунд мы оценивающе разглядывали друг друга. Правда, похожи - только у нее зеленые глаза, а у меня черные, у нее рыжие волосы, а у меня - русые, но это казалось чем-то абсолютно неважным. Похожи - и всё.
Через несколько минут Инка уже кормила меня блинами и о чем-то взахлеб рассказывала, а потом мы все вместе пошли в Кентерберри.
В следующий раз я увидела ее уже осенью, в начале октября. Наступала пора северного ветра, время, когда из лагеря на ручье снимались даже самые стойкие. В этом году ими оказались Инка и Клим, поставившие палатку глубоко в лесу, и еженощно отбивавшиеся от молодых бесбашенных лис.
- Мне Раиса предложила остаться на Острове на зиму, - обронила Инка, засыпая заварку в чайник.
- Оставайся! - обрадовалась я. - С меня плюшки, приезды на все возможные праздники и, если понадобится, деньги на уголь.
- Может, и останусь, - задумчиво протянула Инка.
Конечно, она уехала еще до конца октября. Она - вольный ветер, ей нельзя подолгу торчать на одном месте. Можно только надеяться, что как-нибудь Инка снова приедет к нам погостить, на теплый августовский Остров.

07:55 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Воспоминания становятся мягче, расплавленней. Я чувствую, что уже скоро. Сегодня во сне я узнала, что для того, чтобы коридор куда-то привел, нужно брать с собой Нюшу и кота Тёму в корзинке. Узнала на собственном опыте - в первый раз я шла одна и коридор закольцевался, вернув меня в исходную точку. Значит, Нюша и кот Тёма - Стражи, они умеют не теряться на темной стороне.
За окном проходят безумно красивые девушки в беретах. Девушки в беретах всегда красивы, все, без исключения. Весна.

08:48 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
У меня очень теплые руки, крылья, хвост и сардельки в сиропе.
Я скучаю по долгой дороге, по внимательным взглядам прохожих.
Я умею держать в себе много, больше, чем выражает мой профиль,
Я умею держаться, как леди, улыбаться и лаять, как должно.
У меня еще стылое море – это значит, весна на изломе.
Я скучаю по теплым прибоям, бирюзово - зеленым отливам.
Отмечаем бесшумно-неспешно равноденствие в маленьком доме,
Приоделись к весне, приубрались, ждём почти уже нетерпеливо.
Ждём. Украсили лентой деревья,
А в стене у нас иллюминатор.
Приходи же, весна, поскорее,
Нам тебя – вот немедленно – надо!

07:33 

- Говорят, ты умеешь летать. - Летать не умею. Но видели б вы, как я ползаю!
Решив сократить дорогу, я пошла по тропе через поле. На самом деле, идти здесь было не столько ближе, сколько намного приятнее - идущего со всех сторон окружал цветущий белый шиповник, фиолетовые ирисы и высокая трава. Зимой она высыхает и становится светло-русой, как мои выгоревшие за лето волосы, а когда солнце склоняется к закату, трава алеет. Я всегда брожу по полям в это время, собирая маленький зимний шиповник и сочную вкусную калину. Летом же трава зелена и полна сил, в ней кипит жизнь красивых жуков и бабочек, а под корнями хлюпает вода.
Мне нужно было возвращаться в город завтра, и, как всегда, ужасно не хотелось, поэтому я вдруг села на землю посреди тропинки и поняла, что сейчас меня никто не может увидеть. Никто не сможет найти и заставить ехать в город. Я могу сидеть здесь вечно, до зимы, ну а потом выпадет снег и я укроюсь пушистым белым одеялом, и мне всё так же никуда не надо будет уходить...
Я ничего особенно не значу, я не вершу великие деянья. Просто меня не видно в высокой траве.

Полынные сказки

главная